ФЭНДОМ


Викийские Хроники — Сага о Сиянии — история участника Коты-Воители вики.

Читать!

Пролог.

Хладным коридором иду я зимой,
Веду я по рунам на стенах рукой.
Иду я в когда-то златой тронный зал,
Который сейчас смертный холод объял.

1 глава. О битве при Третьем Троне.
«Человек боится того, чего не понимает», – Автор (ИЗО).

Сверкали клинки, скрежетали щиты,
И люди кричали, пугаясь беды.
Один в поле воин, бил как ураган,
Трезубцем рубила Сиянье врага.

Над войском командовал злобный конунг[1],
Лжецов покровитель, развратников друг.
И царством он правил жестокой рукой,
В походы он вышел холодной зимой.

Сиянье Кометы – обычный дракон,
Кем правил скитальческой жизни закон.
Конунг же драконов за сим не любил:
Собой попирают они Иггдрассил[2].

Всех здешних драконов он или согнал,
Иль головы красят его тронный зал.
Мечом своим лично кровь ящеров лил,
Своих не щадил он для этого сил.

Сиянье, гарцуя на чёрном коне,
Была приготовлена к этой войне.
Водой и трезубцем рубила врага,
Свела она много рейтеров[3] к богам.

И магией водной разила щиты,
Оставив на древе с железом следы.
Ах, сколько трезубцем сразила кольчуг!
Ну ладно, что дальше, послушай, мой друг.

Ну что же – поверишь ты мне или нет,
Ведь честен с тобою покорный поэт,
Сложили оружие сотни бойцов,
И продал конунга весь полк удальцов.

За ними и рать остальная, присев,
Снискала конунгову ярость и гнев.
Сцепился с Сияньем один на один
Он, вспомнив припевы военных былин.

Съезжались друг с другом они на конях,
В сражении криком внушающи страх.
Чрез миг уже спешившись бились мечом,
Настиг так Трезубец конунга плечо.

И панцирь он пробил, багрян был король,
Свалила конунга зудящая боль.
Сияние встала над ним как судья,
Такие слова между тем говоря:

«Довольно, конунгр, нас мучил собой!
Услышь ты мой ярости клич боевой!
Отведай-ка стали, трезубца конец
Тебя покарает, наивный глупец!».

2 глава. О дороге туда и обратно.
«Пути господе неисповедимы»

Зимою холодной и раны больней,
Свелось всё в каминной, в Залу Королей.
Всю армию ныне конунга сыны
Делили, богатства и земли страны.

Сияние долго в пустыне брела,
Пустыня в буране, от снега бела.
А конь её чёрный идти уж не мог,
Но всюду дорогу найдёт злобный рок.

Услышав, как рог средь бурана орёт,
И топот в железо закованных ног,
Сияние смутно тогда поняла,
Что ждёт её ныне иная судьба.

Не сын был конунга, не герцог, не граф,
Пришёл полководец к Сиянью в слезах.
С мольбою он кинулся в землю лицом,
Ведь горе постигло его родной дом.

[Полководец сказал:]
– О Конунга Гибель, вними мне в мольбе!
Ведь ты победила в кровавой войне!
Три сына конунга разрушат страну!
Тебя я о помощи людям молю!

[Сияние сказала:]
– Не бойся сынов ты, коль псом был отец.
Щенят проучу я… Кому же венец
Отдашь? И в чьи руки страна попадёт,
Коль прерван пребудет конунговый род?

В ответ лишь молчанье, да бури зазыв.
Но тронул Сияние люда призыв.
Дорога обратно всё так же трудна
И подали Сие другого коня.

Холодный был воздух, тяжёлый был путь.
Сильнее стал ветер к земле Сию гнуть.
И хлопья пронзали лицо как стрелой…
Стоял третий месяц жестокой зимой.

Но вскоре утихла и буря, и гнев.
Сомненья в Сияньи тянулись наверх.
Не знала тогда, что судьба ей несёт,
Ведь нет здесь спокойных для плаванья вод.

3 глава. О том, как Сияние убила принцев и что из этого вышло.
«Кто держит меч, от меча и погибнет».

Пусть долог и труден путь в замок людской,
Нарушен был в Зале трёх принцев покой.
Ворвавшись, как ётун[4], сорвав дверь с петель,
Набросилась Сия на принцев, как зверь.

И сколь бы охраны ни было при них,
Уж больно удар у Сияния лих.
Пронзила трезубцем, метнувши сквозь зал,
Она одного, тот безвольно упал.

А двух же других вмиг пронзила стрела,
Что скована магией водной была.
А стражники встали, разинувши рты,
Боялись познать ярость мага воды.

Вошёл полководец и армий отряд,
Несказанно старый вояка был рад.
На радостях пир он устроил в тот день,
Сиянье была там… Стояла, как тень.

По пьяни её усадил он на трон,
Чтоб правил железной рукою дракон.
А сам так напился, что утром не встал.
Как видно, вино повело к небесам.

На утро, министры проснувшись хмельны,
И выпив немного прохладной воды,
Дракона на троне увидев, вскричав:
Схватился министр за ручку меча.

Сиянье, насмешливо глянув на них,
Оскалом презрительным их озарив,
И зло обнаружив в дрожащих глазах,
Унюхала в людях она скрытый страх.

[Сияние сказала:]
– Ну что же, министры, скажите вы мне,
Кто правит теперечи в вашей стране?
Под чьею рукою дрожит вся земля?
Ответ вам: На всё это воля моя!

[Министры сказали:]
– Дракону не место на троне людском!
Не быть так же женщине нам королём!
Колдунье гореть на священном костре!
Иль жгите меня вы на том же огне!

[Сияние сказала:]
– Ну что же, тебя я водою крещу!
Министрам я вдоволь теперь отомщу, –
Обида возникла в железных сердцах,
А ярость взгорелась в драконьих глазах.

Она лишь рукою взмахнула, но вот,
Струёю пронзила министров живот.
Драконы – то гордый и древний народ
И дерзость не терпят от дам и господ.

Шли дальше недели, сереет дракон.
Скучнее становится ей с каждым днём.
Другие царицы прознали, что вот,
Беднеет у Сии обычный народ.

Тогда снарядили они корабли,
Во имя священной, родной их земли,
Оружие взяли, щиты и шлема,
Готово всё было, настала весна.

День первый весны, расцветает миндаль.
Минул уж холодный, жестокий февраль.
Плывут корабли со щитами[5] в реке,
Меч острый дрожал в королевской руке.

Сиянье готова тогда не была,
Сидела одна у большого стола.
Когда две царицы ворвались в Зал Слав.
И трон, и корону с Сии отняв.

Сиянья Кометы судьба не ясна.
Кто знает, жива она или мертва?
В тот день возметнулся огонь к небесам.
Огонь Залы Славы, весь замок объял.

Эпилог:

У трона конунга трезубец и щит.
Бреду я по залу, где трон тот стоит.
Лишь пепел холодный сквозняк погонял,
Пустынный и мёртвый был тот тронный зал.

Колено пред троном склонил Ваш поэт.
Из мрака тогда проскользнул силуэт,
Трезубец поднявши с холодной земли,
Сиянье Кометы пред мною стоит.

Сноски

  1. Конунг (Konungr) – король, царь.
  2. Yiggdrassel – Мировой Ясень, Мировое Древо, держащее на себе Девять Миров скандинавской мифологии (так же, упоминается дракон Nidhoggr, пожирающий корни дерева).
  3. Рейтер – рыцарь.
  4. Ётун – великан (жёны берсерков в скандинавской мифологии назывались великаншами; проведена аналогия, что если жёны берсерков – великанши, то берсерки – великаны; Здесь: «как берсерк»).
  5. Корабли со щитами – драккары.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.