ФЭНДОМ


Имеприя — лиро-эпос о становлении и падении Империи.

Читать!Править

1 глава. Первая Империя

Он знаменем бога с рожденья клеймён,
Явился ему о сражениях сон.
Сражался мечом он, пускай был и мал:
Умы древних старцев себе покорял.

Кто мать – неизвестно, но воин – отец.
И вырос он крепким, он рос, как боец.
В отрочестве стал он сильнее отца,
Но меч жаждал крови, престола, венца.

Ему имя – Воин, ему имя – Ис,
Сильнее медведя, хитрее, чем лис.
В искусстве сражений он руку набил,
Решил он с бойцами помериться сил.

И в армии лорда сильнее других:
И с луком, с мечом, на коне он был лих.
Он быстро добрался до войска царя,
Пошёл воевать он в чужие края.

***

Везде побывал он, везде убивал,
И тех, кто был стар, и тех, кто был мал.
Царю стал он близок, как друг и как брат,
И царь при дворе славе Иса был рад.

Но царь был не вечен, ведь время течёт,
Ушло уж с тех пор предостаточно вод.
И встал у короны, гордец и глупец,
Наследник-царевич, весь в блеске колец.

Жестоким тираном прослыл средь людей,
Всё только еды и всё пива налей…
Разгулье повсюду: где сила и власть?
Уж было пора бы Империи пасть.

Могучим героем, был воином Ис,
Разбил войско слабое города близ.
Терпеть он издёвки малого не смог,
И принца убили в назначенный срок.

2 глава. Вторая Империя.
«Если войском львов будет управлять баран, то оно проиграет войску баранов под предводительством льва».

Был воином Ис, но он не был царём,
И он горевал, утихал с каждым днём.
Хоть в мире царили порядок, закон,
Без радости воин воссел на свой трон.

Но недруг, решивший на земли напасть,
Заставил задвигаться царскую власть.
И Ис, окрылённый азартом боёв,
Ожил под лучами, зажёгся он вновь.

Он армию вражью назад обратил,
Вперёд побежал он с остатками сил.
Костёр в его сердце стал мощным огнём:
И стали те дни для врагов Судным днём.

***

Нашёл он призванье, шагал он вперёд,
Что год или месяц – то новый поход.
Империй границы сужались пред ним:
А он среди войска, всё так же незрим.

Убийцы искали его во дворце,
Его поджидали в саду, на крыльце,
Кровать вдруг ловушкой предстала, но нет:
Средь войска искал он всё новых побед!

***

Восточное царство, где бедности нет,
Но правил жестоко там глупый Мехмет.
Там войско огромное мучит людей:
Заставив работать средь жарких полей.

Боялся Ис быстро царю проиграть,
Ведь более сильной казалась та рать…
Послал он посла, не прошло и три дня,
Вернулся посол, но без рук и коня.

Сказал Ис сгораемый жаром сердец:
«Пускай же увидит сей глупый наглец,
Кто будет сильнее в войне двух царей,
И кто из нас воин, а кто же — плебей!».

Он мелкими силами хитростью брал:
И был он и тут, являлся он там.
Он грабил селения, жёг просто так:
А войско Мехмета попало впросак.

Тогда, выйдя в поле, Мехмет и сказал:
«Сойдись же со мною, трусливый шакал!
С тобой порешим мы судьбу двух корон:
Один на один выходи на рожон!»

И Ис, зная силы, свой выхватил меч,
Но прежде повёл он с союзником речь:
«Коль буду проигрывать – в землю паду,
Тогда-то пусти ты в Мехмета стрелу!»

Но в битве Мехмет оказался хитрей,
И первый стрелу опустил этот змей!
Стрела-то попала, но в ногу. Поэт
Всё пел о позоре, погиб царь Мехмет.

И думали люди, что Ис – вот Герой!
Отправил злодея-царя на покой!
Но Ис и не думал героем прослыть:
Он грабил, сжигал, убивал во всю прыть.

3 глава. Третья Империя.
«Империи появляются, Империи цветут, Империи падают», — учитель по истории.

Но Смерть не обходит иных стороной:
И Ис успокоился, кончился бой.
Состарился, немощен, дряхл старик.
Но грустен о жизни был старческий лик.

Детей было много, кто трон старика
Возьмёт, да и так, чтоб не канул в лета?
«Милорд, просыпайтесь! Ночною порой
Рабов взбаламутил ваш воин-герой!»

Сын фермера был он, что взят был царём.
Во время войны не убит был огнём.
И Ис для издёвки на войны забрал,
Так вырос тот мальчик, не снявши забрал.

Свободы желал он любимым краям,
Конец положить кроволитным боям.
— Подайте мне меч! На восток мы пойдём! —
Кричал старый воин, гарцуя конём.

В неделю добрался до бунта земель.
Стояла песчаная, жарко метель.
Стрелою всё войско юнец поразил,
Царя же оставил, чтоб медленно сгнил.

К нему подошёл он, а Ис на земле.
«Ну, что же, дедок, вот конец и тебе!
И земли мои уж никто не возьмёт!
А больше не надо. Доволен народ!

Пора бы прощенья просить у богов!
В аду тебя ждёт отомщенье грехов!»
Герой так исчез и свободны края.
Империя рушилась день ото дня.

Сыны Императора были глупы,
Герою служили всю жизнь как рабы.
Изгнал он армейские части врага:
Другим показал он клыки и рога.

Войну объявил он, чтоб земли вернуть.
Войны исковеркал первичную суть.
Жестокостью милость, захват стал иным:
Захвата развеял рукою он дым.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.